Christ`s Humbleness

on . Hits: 715

User Rating: 0 / 5

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 
It is finished
Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек. Филип. 2:6-7

Этот текст Послания к Филиппийцам на протяжение веков был в центре дискуссии о доктрине воплощения. В каком смысле Иисус уничижил Себя? Несомненно, что Его уничижение не касается его личности, и природы — Он был человеком и Богом, Он был Богочеловеком.

О нем сказано, что Он уничижил Себя в том смысле, что Он принял образ раба, а не в том, что Он потерял образ Божий. Ибо та природа, которой Он соравен Отцу в образе Божьем осталась неизменной, в то время как Он принял на себя изменчивую природу, посредством которой Он был рожден от девы. Августин. Contra Faustum 3.6

Так как Он уничижил Себя ради нас (и под уничижением я имею в виду oграничение во славе), Он был способен быть воспринятым. Григорий Назианзин. Oration 37.2

Мы видим, что Иисус ограничил Себя в Своих Божественных прерогативах — “но уничижил Себя Самого“. Греческий противопоставительный союз “но” указывает на контраст идей. Хотя на самом деле Христос был “абсолютно полон” божественности, Он самоограничил Себя во всех ее прерогативах. “Уничижил” от греч. кеноō, что означает “полностью опустошить“. Это переведено как “упразднение” в 1 Кор. 1:17, или “уничтожение” в 1 Кор. 9:15. Иисус Христос уничижил Себя, оставив преимущество и честь. Тот, кто создал все и обладал всем — оставлял все.

Нужно всегда помнить, что Иисус самоограничил Себя только в аспектах божественных прерогатив, но не в самой божественности. Он всегда был и всегда будет в абсолютной мере вечным Богом, как и отмечает Павел в предыдущем стихе. Все четыре Евангелия подчеркивают, что Иисус не оставлял Своей божественной силы исполняя чудеса, прощая грехи, или проникая в умы и сердца людей. Если бы Он прекратил быть Богом (что невозможно), Он, возможно, не умер бы за грехи человечества. Или погиб бы на кресте и остался бы в могиле, без силы победить грех и смерть. Как комментирует R. C.H. Lenski: “Даже посреди его смерти, он должен был быть могущественным Богом, чтобы Своею смертью победить смерть” (The Interpretation of St. Paul’s Epistles to the Galatians, to the Ephesians, and to the Philippians [Minneapolis: Augsburg, 1961], 782). Другой богослов, Епископ Handley C.G. Moule, пишет,

Независимо от того, что подразумевается под “уничижением” (или букв. “опустошением”), которое описывает Его Воплощение здесь, одно определенно — это не может означать “kenōsis”, что могло бы повредить или исказить Его абсолютную способность и предназначение спасти нас. Уничижение (или “опустошение”) поместило его на уровень человеческой реальности с возможностью приобретению человеческого опыта роста, и способности испытывать страдание. Но ни на одно мгновение Он не переставал и не мог перестать быть кем-то другим кроме как абсолютным и безгрешным Богом (Philippian Studies [London: Pickering & Inglis, n.d.], 99)

Сын Божий уничижил Себя, самоограничив в пяти божественных правах.

Во-первых, Он временно оставил Свою божественную славу. Незадолго до Своего ареста, Иисус возвел “очи Свои на небо” и просил: “Отче! пришел час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя. … И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира” (Иоан 17:1, 5; ср. ст. 24). Сын Бога оставил поклонение и прославление святыми и ангелами на небесах и подчинился непризнанию, отвержению, неверию, ложным обвинениям, оскорблениям и преследованиям со стороны грешных людей. Он оставил сияние небес, чтобы перенести агонию и унизительную смерть на кресте.
Это совсем не значит, что Он утратил Свою божественную славу, просто слава была сокрыта в его человечности (Иоан. 7:5, 24; ср. 2 Кор. 4:4-6). Проблески ее были замечены в Его многих словах и деяниях и конечно в Его окончательной жертве за грехи. Божественная слава была кратко и частично проявлена Петру, Иакову и Иоанну на горе Преображения (Лк. 9:31-32; ср. 2 Пет 1:16-18). Но это не было засвидетельствовано снова вплоть до Его воскресения и вознесения, и то только тем, которые принадлежали Ему.

Во-вторых, Иисус уничижил Себя в обладании независимой божественной власти. Взаимодействие лиц Троицы, безусловно, великая тайна, но в Божественной Троице существует абсолютная гармония и соглашение во всех возможных способах и степенях. Иисус определенно заявил о Своем полном равенстве с Отцом, когда Он объявил, “я и Отец — одно” (Иоан. 10:30; ср. 17:11, 21). Но так же ясно во время Своего воплощения Он заявлял, что “Я ничего не могу творить Сам от Себя. Как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен; ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца” (Иоан. 5:30), и “ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца” (Иоан. 6:38). Уча в храме, Иисус говорил: “знаете Меня, и знаете, откуда Я; и Я пришел не Сам от Себя, но истинен Пославший Меня, Которого вы не знаете” (Иоан. 7:28-29). В Саду Гефсиманском в ночь предательства и ареста, Он умолял три раза: “Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия”, но каждой Его просьбе следовало покорное: “впрочем, не как Я хочу, но как Ты” (Матф. 26:39-44). Автор Послания к Евреям отмечает, что, “хотя Он и Сын, однако страданиями навык послушанию” (Ев. 5:8).

В-третьих, Иисус самоограничил Себя в добровольном использовании некоторых из Его божественных атрибутов (хотя не в Божественной сущности). Он не переставал быть всезнающим, вездесущим, всемогущим, или неизменным; но Он избрал не проявлять в полной мере божественные атрибуты во время своего земного служения, хотя и пользовался некоторыми из них избирательно и частично. Не встречавшись с Нафанаилом прежде, Иисус в Своем предведении знал, что он был “подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства … ибо не имел нужды, чтобы кто засвидетельствовал о человеке, ибо Сам знал, что в человеке” (Иоан. 1:47; 2:25). В Своем предведении Он знал где был Нафанаил, даже не видя его (1:48). Все же Он признавал, что, о точном времени Его возвращения на землю, “никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один” (Матф. 24:36).

В-четвертых, Иисус уничижил Себя по отношению к обладанию Своим вечным богатством. “Он, будучи богат, обнищал ради вас, дабы вы обогатились Его нищетою” (2 Кор. 8:9). Хотя многие комментаторы интерпретировали Его “обнищание” как указание на Его земную экономическую ситуацию, но на самом деле, это не имеет никакого отношению к тексту. Подчеркивается не то, что Христос оставил богатства земли, но что Он оставил богатства небес. Как уже отмечалось, Он оставил поклонение и прославление ангелами и искупленными на небесах, потому что “Сын Человеческий не [для того]пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих” (Матф. 20:28).

В-пятых, Христос временно лишил Себя уникальных особо близких отношений лицом к лицу с небесным Отцом даже до того, что был оставленный Им. Чтобы исполнить Божественный план искупления, Отец “не знавшего греха сделал для нас [жертвою за]грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом” (2 Кор. 5:21). Христос пришел, чтобы исполнить волю Отца, и об этом была Его молитва. Даже краткое Его разделение с Отцом, вызванное грехом, который взял на Себя Иисус, заставило Его возопить громким голосом “Или, Или! лама савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?” (Матф. 27:46). Это было невероятно ужасно оказаться отделенным от Отца, и нести на Себе грех, который вызывал страшную агонию, пот “как капли крови“, и скорбь “смертельную” (Лк. 22:44; Матф. 26:38).

Христос, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого… Что может быть большим пример для подражания и терпения?

Сергей Денисюк

denysyuk